23 ФевЦелинная эпопея Хрущёва

Курс на ликвидацию «неперспективных» деревень проходил на фоне вложения огромных средств и усилий на освоение целинных и залежных земель Поволжья, Южной Сибири, Казахстана и Дальнего Востока. Идея была верной, но дело нужно было вести разумно, постепенно, без постоянной гонки и аврала. Программа должна была иметь долгосрочный характер. Однако всё делалось в спешке, всё превратилось в очередную кампанейщину.

В 1954 году пленум ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Госпланом СССР было намечено распахать в Казахстане, Сибири, Поволжье, на Урале и в других районах страны не менее 43 млн. га целинных и залежных земель. Как вспоминал второй секретарь компартии Казахстана Ж. Шаяхметов: «Была дискуссия: развивать сельское хозяйство интенсивным или экстенсивным путём. Доводы за интенсификацию были значительно убедительнее, однако руководство страны Советов в лице Н. С. Хрущёва предпочло экстенсивный путь развития сельского хозяйства».

Идею быстро распахать целинно-залежные земли Хрущёв и его единомышленники выдвинули еще на пленуме ЦК КПСС в июне 1953 года, но тогда они получили отпор со стороны как руководства партии, так и многих ученых-аграрников, прежде всего Т. Д. Лысенко. Однако в 1954 г. хрущёвцы смогли взять вверх.

Ускоренное освоение целины породило сразу несколько бед. С одной стороны, освоение целины началось без всякой предварительной подготовки, при полном отсутствии инфраструктуры — дорог, зернохранилищ, квалифицированных кадров, не говоря уже о жилье и ремонтной базе для техники. Природные условия степей не принимались во внимание: не учитывались песчаные бури и суховей, не были разработаны щадящие способы обработки почв и адаптированные к этому типу климата сорта зерновых. Поэтому освоение целинных земель превратилось в очередную кампанию, якобы способную в одночасье решить все проблемы с продовольствием. Процветали авралы и штурмовщина, неразбериха.

В этот поспешный и непродуманный проект вложили огромные деньги, средства и усилия. Так, за 1954—1961 гг. целина поглотила 20 % всех вложений СССР в сельское хозяйство. Из-за этого аграрное развитие традиционных русских районов земледелия осталось без изменений или даже стало деградировать. Эти деньги можно было использовать с большей пользой. На «целинный фронт» бросили тысячи специалистов, добровольцев и технику. По комсомольским разнарядкам в казахские степи гнали молодежь, направляли технических специалистов, направляли целые выпуски учителей, врачей и агрономов. Отправляли и молодых колхозников из «неперспективных» мест. По сути, это была массовая депортация русских из их коренных земель, которые в это время запустевали.

С другой стороны, огромные площади освоенных земель через несколько лет стали превращаться в пустыню и солончаки. Возникла экологическая проблема. Снова пришлось вкладывать огромные деньги и усилия, теперь уже для проведения спасательных мероприятий вроде лесопосадок.

Как позднее писал В. Молотов: «Целину начали осваивать преждевременно. Безусловно, это была нелепость. В таком размере — авантюра. Я с самого начала был сторонником освоения целины в ограниченных масштабах, а не в таких громадных, которые нас заставили огромные средства вложить, нести колоссальные расходы вместо того, чтобы в обжитых районах поднимать то, что уже готово. А ведь иначе нельзя. Вот у тебя миллион рублей, больше нет, так отдать их на целину или уже в обжитые районы, где возможности имеются? Я предлагал вложить эти деньги в наше Нечерноземье, а целину поднимать постепенно. Разбросали средства — и этим немножко, и тем, а хлеб хранить негде, он гниёт, дорог нет, вывезти нельзя. А Хрущёв нашёл идею и несётся, как саврас без узды! Идея-то эта ничего не решает определённо, может оказать помощь, но в ограниченном пределе. Сумей рассчитать, прикинь, посоветуйся, что люди скажут. Нет — давай, давай! Стал размахиваться, чуть ли не сорок или сорок пять миллионов гектаров целины отгрыз, но это непосильно, нелепо и не нужно, а если бы было пятнадцать или семнадцать, вероятно, вышло бы больше пользы. Больше толку».

Целину подняли всего за четыре года. Об этом в 1959 году заявил Хрущев, главный инициатор и вдохновитель целинно-залежной кампании. Сам Хрущев на XXI съезде КПСС в 1959 году заявил, что «благодаря успешному освоению целинных земель появилась возможность не только существенно улучшить снабжение продовольствием городов и промышленных центров, но и поставить задачу превзойти США по уровню развития сельского хозяйства». Всего за 1954—1960 гг. было поднято 41,8 млн. га целины и залежи. На целине только в первые два года было создано 425 зерновых совхозов, аграрные гиганты создавались и позже.

Первым результатом освоения целины стало резкое увеличение сельскохозяйственного производства: в 1954 году СССР собрал 85,5 млн. тонн зерна (в том числе на целине 27,1 млн. тонн), а в 1960 году уже 125 млн. тонн (в том числе на целине — 58,7 млн. тонн. Благодаря чрезвычайному сосредоточению средств, людей и техники, а также природным факторам новые земли в первые годы давали сверхвысокие урожаи, а с середины 1950-х годов — от половины до трети всего производимого в СССР хлеба. Однако желаемой стабильности, вопреки усилиям, добиться не удалось: в неурожайные годы на целине не могли собрать даже посевной фонд. В результате нарушения экологического равновесия и ветровой и химической эрозии почв в настоящей бедой стали пыльные бури. Только в 1956-1958 годы с целины было «сдуто» 10 миллионов гектаров пашни, проще говоря, территория Венгрии или Португалии. Освоение целины вступило в стадию кризиса, эффективность её возделывания упала на 65 %.

Кроме того, к 1959 году посевные площади под зерновыми и техническими культурами в русском Нечерноземье, в Центрально-Черноземном регионе РСФСР и на Среднем Поволжье были, в целом, сокращены примерно вдвое по сравнению с 1953 годом, в том числе посевы традиционного там льна — почти втрое.

Надо отметить, что проблемы развития сельского хозяйства и обеспечения продовольственной безопасности страны всегда занимали важное место в политике советского руководства и стали одними из главных в экономической политике в послевоенные годы. Это было связано с тяжелейшими последствиями войны. Ущерб, который нанесли полчища Гитлера сельскому хозяйству Советского Союза, исчислялся десятками миллиардов рублей. На оккупированной гитлеровцами территории СССР в прежние годы производилось (в масштабе всей страны): 55-60% зерна, в том числе до 75% кукурузы, почти 90% — сахарной свеклы, 65% — подсолнечника, 45% — картофеля, 40% — мясопродуктов, 35% — молочной продукции. Гитлеровцы уничтожили или вывезли почти 200 тысяч тракторов и комбайнов, что составляло примерно треть парка сельхозмашин страны в 1940 году. Страна лишилась более 25 млн. голов скота, а также 40% предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции.

Ситуацию усугубила засуха 1946-1947 гг. Кроме того, Москва отказалась от кабальных иностранных кредитов и импорта сельхозпродуктов за валюту, чтобы не попасть в зависимость от Запада. Однако, отказавшись от этого канала возможной поддержки экономики, Москва осложнила восстановление сельского хозяйства. Также стоит учесть, что, несмотря на внутренние проблемы, в 1945-1953 гг. СССР оказывал безвозмездную продовольственную помощь Восточной Германии, Австрии, а также Китаю, Монголии, Северной Корее и Вьетнаму.

В 1946 г. советское руководство поручило сельскохозяйственным и исследовательским организациям разработать предложения по обеспечению долговременного надежного снабжения сельхозпродукцией, повышению урожайности земледелия и продуктивности животноводства, а также по материальному стимулированию роста производительности труда в сельском хозяйстве СССР. Была учреждена межведомственная комиссия под руководством академиков Т. Д. Лысенко и В. С. Немчинова: она получила задачу по разработке долговременной государственной агрополитики. Комиссия просуществовала до 1954 года. По решениям мартовского пленума ЦК КПСС её работа была объявлена неудовлетворительной. Судя по всему, из-за отрицательного отношения к инициативе Хрущева и хрущевцев по скорейшему освоению залежных и целинных земель.

Попытка начать целинную кампанию была сделана ещё при Сталине. Некоторые ученые — будущие советники Хрущева — в 1949-1952 гг. буквально «бомбардировали» письмами не только Лысенко и Немчинова, но и многих членов Политбюро, лоббируя экстенсивное развитие сельского хозяйства страны. Они предлагали быстрое освоение новых земель прежними агротехническими методами и с помощью массового использования химических удобрений и, соответственно, перераспределения посевных площадей. То есть то, что было позднее осуществлено при Хрущёве. Однако межведомственная комиссия под руководством академиков Лысенко и Немчинова провела большую работу и предоставила в ЦК КПСС и Совет министров, а также лично И. В. Сталину семь докладов и рекомендаций, которые отрицали экстенсивный путь развития аграрного сектора.

Учёные прогнозировали: «Распашка под пшеницу примерно 40 миллионов гектаров целинно-залежных земель, кардинально отличающихся по своим свойствам и требуемым методам обработки от сельхозугодий других районов СССР, приведет к хронической деградации этих земель, к негативным изменениям экологической ситуации в обширном регионе страны и, соответственно, к постоянному увеличению затрат по поддержанию плодородия целинных почв».

Также они отмечали, что в краткосрочный период, 2-3 года, произойдёт резкое увеличение урожайности. Однако затем, с помощью химических средств и увеличения объемов искусственного орошения, можно будет добиваться лишь поддерживания уровня урожайности, но никак не дальнейшего его увеличения. Из-за особенностей почвы и климата в целинных районах, урожайность там будет вдвое-втрое ниже урожайности в традиционных сельскохозяйственных районах России (Украина, Молдавия, Северный Кавказ, Центрально-Черноземный регион, некоторые районы Поволжья). Искусственное же наращивание урожайности за счет химизации и орошения приведёт к неустранимому загрязнению, засолению и кислотному заболачиванию почв, а, значит, к быстрому распространению эрозии, в том числе на естественные водоемы в регионе с целинными землями. Такая тенденция вызовет, в частности, ликвидацию животноводства как сельхозотрасли в регионе от Волги до Алтая включительно. В первые 5-6 лет запасы плодородного слоя почвы — гумуса — на целинных землях сократятся на 10-15%, а в дальнейшем этот показатель составит 25-35% в сравнении с «доцелинным» периодом.

Советские учёные писали, что для искусственного орошения новых сельхозземель могут понадобиться многокилометровые отводы от Волги, Урала, Иртыша, Оби и, возможно, от Арала и Каспия (с обязательным обессоливанием воды этих артерий). Очевидно, что это может привести к негативным, причем хроническим изменениям в водохозяйственном балансе многих регионов страны и резко ухудшит обеспечение водными ресурсами сельского хозяйства, особенно животноводства, на большей части территории СССР. А снижение уровня Волги, Урала и других водных артерий и водоемов отрицательно скажется на всех отраслях экономики регионов, примыкающих к целинным землям, — особенно на лесном, рыбном хозяйстве, судоходстве и электроэнергетике, ухудшится там и экологическая ситуация.

Если же продолжить политику по увеличению урожайности зерна на целинных землях в условиях деградации целинных почв и роста дефицита воды, то, наряду с постоянным наращиванием объемов химизации почвы, придется в первую очередь целиком переориентировать нижнее и, частично, среднее течение рек Иртыш, Волга, Урал, Амударья, Сырдарья и Обь на северный Казахстан и примыкающие к нему районы. В результате, придется со временем полностью изменить русла и течение этих рек. Эти и смежные мероприятия приведут к постоянному росту затрат на сельхозпроизводства, что нанесёт удар всему хозяйству и финансам СССР.

Стоит сказать, что комиссия не отвергла в принципе идею освоения целинных и залежных земель СССР. Но для этого требовались принципиально новые агробиологические и технические методы, в том числе развитие селекционной работы, учёт специфики природно-климатических условий конкретных регионов, и особенности воздействия химических удобрений на те или иные виды сельхозрастений в конкретных регионах СССР. Не зря Молотов отмечал необходимость освоения целины в ограниченных масштабах.

Выводы комиссии в хрущёвский период оставались в СССР под грифами «Секретно» или «Для служебного пользования» и не были доступны широкой общественности. Только во время конфронтации СССР с Китаем и Албанией (целиком вина Хрущёва) они попали в Пекин и Тирану, где им и дали ход.

Таким образом, ещё в сталинский период советские учёные полностью спрогнозировали негативные факторы целинной эпопеи Хрущёва.

Как и прогнозировала комиссии, в первые несколько лет на целине и, значит, в стране, существенно вырос сбор хлеба. Но увеличивалась не урожайность, а площадь посевов: доля целинных земель в посевных площадях пшеницы в СССР к 1958 году составила 65%, а доля этих земель в валовом сборе пшеницы в стране почти достигла 70% процентов. При этом за шесть лет после 1953 года потребление сельским хозяйством химических удобрений, по официальным данным, возросло более чем вдвое: целинные земли требовали растущего количества «химии», впоследствии заражающей и почвы, и зерно, и водоемы, наносящей урон животноводству.

Кроме того, при Хрущёве травопольная система земледелия была сначала раскритикована, а затем даже запрещена. Более того, власти предписали впредь не ухаживать за лесозащитными полосами, созданными при Сталине в 1948-1953 гг. и позволившими предотвратить во многих регионах опустынивание, засоление почв, снижение их естественного плодородия (например, в Малороссии).

Одновременно увеличивались и капиталовложения в сельское хозяйство. Именно со времени правления Хрущёва сельское хозяйство СССР стало превращаться в «чёрную» дыру», засасывающую все больше средств. И чем больше был их объем, тем быстрее снижалась их эффективность.

Таким образом, целинная эпопея была ещё одним сильным ударом по русской деревне и сельскому хозяйству. Продовольственное изобилие не состоялось; аграрный сектор стал превращаться в «чёрную дыру»; Россия-СССР стала подсаживаться на импорт продовольствия; произошёл резкий отток трудоспособного, квалифицированного и молодого населения из русской деревни и принудительное перераспределение материально-технических ресурсов в пользу новых сельскохозяйственных регионов, что стало одним из ведущих факторов, наряду с курсом на ликвидацию «неперспективных» деревень, который привел к деградации сельского хозяйства в центральной и северной части России (в коренных русских землях).

Кроме того, после развала СССР миллионы русских стали заложниками политики Хрущёва, потеряв свою большую родину. Многие вынуждены были покинуть основанные их предками города и освоенные земли, опасаясь националистической политики местных властей.

Автор Самсонов Александр

Ссылка.

http://sozero.livejournal.com/844710.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
No comments

Place your comment

Please fill your data and comment below.
Name
Email
Website
Your comment